Святитель Григорий Богослов
Главная
Иконостас
Святитель Григорий Богослов
Дни памяти: 12 февраля, 7 февраля.
Канон святителю
Григорию Богослову
Канон святителю
Григорию Богослову
Тропарь
Пастырская свирель богословия твоего риторов победи трубы, якоже бо глубины духа изыскавшу, и доброты вещания приложишася тебе. Но моли Христа Бога, отче Григорие, спастися душам нашим.
Перевод: Пастырская свирель богословия твоего победила трубы риторов, ибо, как взыскавшему глубин Духа, и красота слова была дарована тебе. Но ходатайствуй пред Христом Богом, отче Григорий, о спасении душ наших.
Кондак
Богословным языком твоим сплетения риторская разрушивый, славне, Православия одеждею, свыше истканною, Церковь украсил еси, юже и носящи, с нами зовет твоими чады: радуйся, отче, богословия уме крайнейший.
Перевод: Богословским языком твоим сплетения риторов расторгнув, славный, Православия одеждой, свыше сотканной, ты Церковь облек, и, нося ее, Она взывает с нами, твоими чадами: «Радуйся, отче, богословия ум высочайший».
Святитель Григорий родился около 330 года недалеко от города Назианза в Каппадокии. От названия этого города Григорий получил прозвище Назианзин, с которым и вошел в историю. Отец его был епископом Назианза, мать – благочестивой зристианкой. Получивший хорошее образование, будущий святитель завершил его в Афинах, в платоновской академии. Здесь он подружился со святителем Василием Великим, и дружба их продлилась всю жизнь.

По возвращении из академии Григорий крестился и, увлеченный аскетическим подвигом, вместе с Василием основал полумонашескую интеллектуальную общину, названную друзьями в честь отца Василия.

Григорий был утонченным интелектуалом, тонкой чувствительной натурой, как называют таких людей. Святитель Григорий писал стихи, создал даже собственную биографию в стихотворной форме. Будущий святитель руководствовался чувствами более, нежели разумом, и часто совершал непоследовательные поступки. Когда отец предложил рукоположить его в пресвитеры, Григорий сначала яростно протестовал. Затем согласился. А приняв сан, на следующий же день убежал в горы.

Именно такому человеку: капризному эстету, ранимому и слабохарактерному интеллигенту, предстояло стать одним из самых ярких светильников Христовой Церкви. Пример святителя Григория показывает, как Господь может раскрыть подлинные таланты и добродетели человека, несмотря на его греховные слабости.

Когда святитель Василий Великий сделался архиепископом и начал свою войну с арианами, он поставлял в епископы арианских городов всех своих братьев, друзей и единомышленников. Святителю Григорию он предложил стать епископом города Сасимы. Григорий согласился поддержать друга и принял кафедру. Однако, приехав на место нового назначения, был крайне недоволен. Его утонченной натуре не понравилось пыльное придорожное захолустье, и он на следующий же день оттуда сбежал.

Вернувшись к отцу, которому требовалась помощь в управлении епархией, Григорий прожил какое-то время в Назианзе, но не смог долго усидеть на одном месте и переехал в Селевкию Исаврийскую, намереваясь посвятить время монашескому уединению. Оттуда друзья призвали его в Константинополь. Василий написал другу, что в захваченной арианами столице есть еще островки Православия, небольшие общины, служащие литургию по домам. Григорий приезжает в столицу и отдается богословским трудам.

Когда умер его Великий друг, святитель Григорий продолжает его дело. В 381 году на престол восходит новый император – Феодосий I, восстановивший Православие. Осевший уже в Константинополе, Григорий избирается столичным архиепископом. Святитель становится главным организатором огромного дела, подготовку к которому вел Василий: Второго Вселенского Собора.

В этом деле он встретил новых противников – яростных последователей старо-никейской веры, которые отрицали троичность Божественных Лиц. Отсутствие в первоначальном Символе Веры, упоминания о Святом Духе послужило соблазном этим людям, которые видели букву Высшего закона, но не знали Его Духа.

Первоначально Григорий уговорил председательствовать на Соборе антиохийского епископа Мелентия, старого друга каппадокийцев, однако во время Собора Мелентий неожиданно умер и Григорию пришлось самому возглавить Собор.

Приверженцы старо-никейской партии вредили делу как только могли. Они не признали Григория константинопольским архиепископом и требовали, чтобы он убирался в свои Сасимы. На Соборе царила неразбериха, враждующие партии сторонников и противников Григория не могли придти ни к чему, несмотря на все усилия святителя. Наконец, Григорий не выдержал и демонстративно покинул собор, возмущаясь безответственным поведением восточных епископов.

Дальше Второй Вселенский Собор проходил уже без него. Противоречия уладились, был сформулирован Никео-Цареградский Символ Веры, в котором нашло отражение учение Григория Богослова и его друзей – Великих каппадокийцев.

Сам святитель Григорий был уже на родине, в Каппадокии, где и умер в 390 году.
Не случайно святитель Григорий получил наименование Богослова. Влияние его на богословскую мысль последующих времен было огромным. Его труды многими поставлялись на второе место после Священного Писания. Тексты его использовались в гимнографии.
Одной из центральных тем учения Великих каппадокийцев был вопрос о богопознании. Ариане, вслед за языческими философами, считали, что Бог познаваем в своей природе. Святитель Григорий доказывал, что это не так. Еретическому учению он противопоставлял апофатическое (отрицательное) богословие. Бог в своей сущности не может быть познан, Он не укладывается в рамки человеческого ума. Он неизречен, неведом, невидим, непостижим.

Но при этом Бог может быть познан в Своей Славе, в Своей благодати, в том, что спустя века святитель Григорий Палама назовет Божественными энергиями.

Богословие Православной Церкви насквозь мистично. Догматы никем не придумывались. Догматы – это сформулированный в четких определениях опыт Богообщения, тот же самый, что был у святых апостолов. Святитель Григорий встал в цепочку богословов первого тысячелетия, которые, встречаясь с искажением Истины, объясняли в чем и почему ошибаются еретики. Не высоко умствование, не отвлеченные интеллектуальные абстракции, но жизнь с Богом и в Боге двигала этими людьми, для которых не было ничего драгоценнее Истины, которую они защищали.
Источник: протопресвитер Иоанн Мейендорф «Введение в святоотеческое богословие»