Преподобный Серафим Саровский
Главная
Иконостас
Преподобный Серафим Саровский
Дни памяти: 15 января и 1 августа.
Канон Преподобному
Серафиму Саровскому
Канон Преподобному
Серафиму Саровскому
Тропарь
От юности Христа возлюбил еси, блаженне, и Тому Единому работати пламенне вожделев, непрестанною молитвою и трудом в пустыни подвизался еси, умиленным же сердцем любовь Христову стяжав, избранник возлюблен Божия Матере явился еси. Сего ради вопием ти: спасай нас молитвами твоими, Серафиме, преподобне отче наш.
Перевод: От юности ты возлюбил Христа, блаженный, и, Ему Одному служить пламенно возжелав, непрестанною молитвою и трудом в пустыни подвизался, и умиленным сердцем любовь Христову стяжав, избранником возлюбленным Божией Матери явился. Потому мы взываем тебе: «Спасай нас молитвами твоими, Серафим, преподобный отче наш!»
Кондак
Мира красоту и яже в нем тленная оставив, преподобне, в Саровскую обитель вселился еси, и тамо ангельски пожив, многим путь был еси ко спасению, сего ради и Христос тебе, отче Серафиме, прослави и даром исцелений и чудес обогати. Темже вопием ти: радуйся, Серафиме, преподобне отче наш.
Перевод: Мира красоту и все, что в нем тленного, оставив, преподобный, в Саровскую обитель ты вселился и, там ангельски пожив, стал для многих путем ко спасению. Оттого и Христос тебя, отче Серафим, прославил и даром исцелений и чудес обогатил. Потому мы взываем тебе: «Радуйся, Серафим, преподобный отче наш!»
Преподобный Серафим – один из самых ярких русских святых, явивший живой образ будущего восстановления человеческой природы, которое произойдет по воскресении мертвых в конце времен. Святой Серафим явил людям откровение о Святом Духе, в котором жил.

Будущий преподобный родился в 1759 году в Курске, в купеческой семье Мошниных. Назвали мальчика Прохором. Отец его, занимавшийся строительством собора, умер и дело мужа продолжила мать. Прохор был способным ребенком. Быстро научившись читать и писать, он стал уделять много времени чтению Библии и других духовных книг, к которым испытывал особое влечение.

В восемнадцать лет Прохор пришел к матери с просьбой отпустить его в монастырь, и та, будучи благочестивой женщиной, благословила сына на монашеский путь, подарив медный крест, который будущий преподобный носил всю жизнь.

Прохор пришел в Саровскую обитель и с ревностью взялся за послушания, на которые его определили. Сначала он работал в хлебопекарне, потом в столярном цехе. Во всех занятиях он показывал себя усердным, талантливым работником, однако основным занятием, которое влекло его больше всего, стала молитва – келейная и церковная.

Свободное время Прохор заполнял чтением Священного Писания, святоотеческой и житийной литературы. Не просто чтение - но исполнение всего, что он почерпал из святых книг, стало для юноши основой жизни. Он строго постился, по средам и пятницам вовсе не принимал пищи, и довольно быстро, по благословению духовника, ушел в затвор, поселившись в маленькой келье в лесу. Там он каждый день читал монашеское правило святого Пахомия Великого, занимавшее несколько часов в течение дня.

В этот период для него наступило испытание, позволившее проявить необыкновенные духовные дарования будущего старца. Прохор тяжело заболел. Около трех лет болезнь приковывала его к постели. От врачебной помощи подвижник отказывался, просил только молитв за себя. Исцеление произошло внезапно, чудесным образом. Будущему святому явилась сама Пресвятая Богородица. Указав на подвижника, она сказала: «этот – нашего рода» и прикосновением жезла исцелила Прохора.

После этого молодой послушник занялся строительством храма при монастырской больнице. Для этого он ходил по окрестным городам и монастырям, собирая деньги, и своими руками соорудил престол из кипарисового дерева. В 1786 году он был наконец пострижен в монахи с именем Серафим, а вскоре рукоположен в сан иеродиакона.

Свое имя преподобный оправдывал полностью: он буквально горел на молитве и богослужении, проводя все свое время в храме, отлучаясь из него только ночью, для короткого сна. Среди таких молитвенных трудов преподобный Серафим удостоился новых видений: однажды ему открылся Сам Господь, шествовавший по храму в сопровождении ангелов. Монах рассказал об этом только монастырским старцам. Он не превознесся видением, оно послужило не венцом его подвигов, а укреплением на сложном и тяжелом пути познания Бога и самого себя.

Через несколько лет преподобный был рукоположен в священника и несколько месяцев каждый день служил Литургию, пока в 1794 году, по благословению духовника, не удалился из монастыря, в лесную келью, где начался долгий отшельнический период жизни святого.
В затвор преподобный Серафим взял Священное Писание, которое читал ежедневно и постоянно носил с собой в мешке за спиной, чтобы иметь возможность всегда читать его и помнить о бремени, взятом на себя Господом. Поселился он в келье без окон, в пяти километрах от монастыря. Питался черствым хлебом, который ему приносили, и овощами из огорода, устроенным рядом с кельей. Со временем он перешел на одну только съедобную траву – «снитку». Несмотря на скудное питание, днем подвижник занимался тяжелым трудом – рубил лес на дрова, во время отдыха читал Писание. Ночи отшельник проводил в молитвенных бдениях. Жизнь преподобного была очень тяжела, но лицо всегда светло и радостно. Страданиями и скорбями, говорил он, упраздняются страсти.

Однажды, во время заготовки дров, на преподобного Серафима напали разбойники. Имея в руках топор, он мог защищаться, но предпочел просто терпеть побои. Получивший несколько ударов обухом собственного топора, подвижник был при смерти и долго лежал без чувств. Только спустя несколько дней он смог доползти до монастыря, где ему оказали помощь. После этого случая преподобный навсегда остался сгорбленным. Согбенная походка святого Серафима, опиравшегося на палку или топор, стала зримым выражением его глубокого смирения. Когда напавшие на него разбойники были пойманы, он простил их и настоял на том, чтобы преступников отпустили, пригрозив даже уйти из монастыря, если его не послушают.
В 1804 году Серафим взял на себя новый подвиг. Он сделался столпником и три года стоял на большом камне на коленях, с воздетыми к небу руками, непрерывно повторяя молитву мытаря: «Боже, милостив буди мне грешному!». Все ночи он проводил в таком молении, а днем перебирался поближе к келье и, вставал на другой камень, позволяя себе лишь кратковременный отдых.

Через три года, окончив подвиг столпничества, преподобный начал подвиг молчальника, и с этого времени ни с кем не обменивался ни одним словом. В это время умер саровский игумен и его преемник стал проявлять враждебность к подвижнику, завидуя его святости. Браться монастыря, по повелению нового игумена, досаждали и вредили святому, разрушив даже печь в его келье. Через несколько лет игумен потребовал, чтобы Серафим вернулся в монастырь, что тот и исполнил беспрекословно, затворившись теперь в монастырской келье. Он не пускал к себе никого, кроме больничного служки и священника, приносившего ему Святые Дары.
Келья преподобного не отапливалась и не имела кровати, спал он на мешках с камнями. В 1815 году преподобный Серафим начал ослаблять свой затвор, выходя по временам к людям, а вскоре сподобился нового явления Божией Матери, которая прямо повелела ему выйти из затвора, чтобы нести утешение и помощь ближним.

С этой поры начинается четвертый, последний этап его жизни – период старчества, духовного окормления людей. Таким образом, преподобный Серафим соединил в себе сразу несколько суровых монашеских подвигов, явившись чуть ли не единственным таким подвижником за всю христианскую историю.

Старец полностью отказался от уединения «для всех сделался всем». (1 Кор, 9:22) Слава о нем, как о святом человеке, быстро разнеслась по всей России. К нему толпами приходили люди в поисках утешения, исцеления и духовного наставления. Старец принимал всех. Он также, как и раньше, все время был бодрым и радостным. В таком состоянии он встречал первого посетителя рано утром, в таком же отпускал последнего поздно вечером. Черпая силы в Духе Святом, он каждого приветствовал словами: «Христос воскресе, моя радость», потом показывал им икону Божией Матери «Умиление», которая всегда была с ним, и добавлял: «Вот радость всех радостей». Достигнув необычайного соединения с Богом, преподобный Серафим стал особенно близок людям.

Среди его духовных даров были дары чудотворений и прозорливости. Людям, восхищавшимся тем, что он видит в человеке самые сокровенные мысли и чувства, преподобный объяснял: «Как железо ковачу, так и я предал себя и свою волю Господу Богу. Как Ему угодно, так и действую; своей воли не имею, а что Богу угодно, то и передаю... Сердце человеческое открыто одному Господу и один Бог сердцеведец... А я, грешный Серафим, первое помышление, являющееся в душе моей, считаю указанием Божиим, и говорю, не зная, что у моего собеседника на душе, а только верую, что так мне указывает воля Божия для его пользы. А бывают случаи, когда мне выскажут какое-либо обстоятельство, и я, не поверив его воле Божией, подчиню своему разуму, не прибегая к Богу, – в таких случаях всегда делаются ошибки».

Радость преподобного Серафима была радостью пасхальной. Святой прошел через Голгофу многих лет аскетических подвигов, и Воскресение Христа сделалось для него абсолютной несокрушимой реальностью. Он принял в себя тот мир, о котором говорит Господь: «Мир Мой даю вам» (Ин, 14:27). Стяжав этот Божественный мир, святой Серафим говорил то, о чем знал по собственному опыту: «Радость моя! Стяжи себе мирный дух, и тысячи вокруг тебя спасутся».
Стяжание Святого Духа преподобный Серафим называл главной и единственной целью жизни, для достижения которой молитва, добрые дела и аскетические подвиги – только необходимые средства.

В одном только этом видел старец смысл и направление человеческой жизни. «Господь ищет сердце, преисполненное любовью к Богу и ближнему – вот престол на котором Он любит восседать.» – говорил преподобный.

Человек, жертвенно отдающий свое сердце Богу, получает Саму Любовь, как Личность Святого Духа, со всеми его дарами. Поставив в центр жизни поиск Небесного Царства, которое, по святоотеческой мысли, и есть ниспослание Духа, человек жертвует для Него всем остальным, что наполняет жизнь. В взамен Бог отдает ему Самого Себя. Святой Серафим, прошедший этот путь, мог явить людям то райское блаженство, которое испытывал сам. Опыт преподобного – это опыт приобретения Вечности взамен временного.

1 января 1833 года, причастившись Святых Тайн на утренней Литургии, преподобный Серафим, как обычно затворился в келье. На следующий день два монаха, проходившие мимо его двери, почувствовали запах дыма. Постучав и не получив ответа, они взломали дверь и обнаружили старца, стоящего на коленях перед иконами. Свеча упала из его руки, и одежда уже начала тлеть. Глаза его были закрыты, на лице – выражение мира и молитвенной сосредоточенности. Смерть, по-видимому, наступила только что.

О святости Серафима заговорили сразу же после его кончины, задолго до канонизации, которая произошла через 70 лет, в 1903 году. Огромное количество народа съехалось в Саров, присутствовала царская семья. Исполнилось предсказание старца: «У нас (в Сарове) какая будет радость! Среди лета запоют Пасху! А народу-то, народу-то со всех сторон, со всех сторон!»

Пасхальная радость, ставшая неотделимой от преподобного Серафима при его жизни, окружила все, что с ним связано и после его отшествия к Господу, Которому он стал верным другом и любимым чадом.
Источник: иеромонах Иоанн (Кологривов) «Очерки по истории Русской святости»