Храм иконы Божией Матери
«Взыскание погибших» в Перово
Храм иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Перово
Уныние и трезвение
Уныние
Ибо враг стал преследовать душу мою, унизил до земли жизнь мою, посадил меня во тьме, как умерших от века. И уныл во мне дух мой, во мне смутилось сердце мое.
Псалом 142, стихи 3-4
Уныние — страсть, многим знакомая и одновременно неизвестная. Очень легко ощутить в себе ее действие. Сложнее определить не как нравственно нейтральное психическое состояние, а как грех, притом смертный, смертельный.

Человек, подчиняющий свою жизнь удовлетворению страстей, погоне за эмоциями и впечатлениями, истощает свои душевные силы. Такая жизнь неизбежно приводит к состояниям печали и уныния, сходным, но существенно различающимся друг от друга. Уныние — это расслабление и угнетение души, изнеможение ума. Внутренняя пустота, пожирающая человека, забирающая силы. Болото, постепенно затягивающее и лишающее возможности сопротивления.

Человеку, порабощенному этой страстью, все, что он имеет, неинтересно и даже ненавистно. Напротив, ему смутно хочется того, чего нет. Он словно находится в каком-то внутреннем параличе, ему душно внутри самого себя. Уныние — итог всех страстей, финальная точка всех греховных помыслов.

Первый признак действия страсти — состояние внутренней неустойчивости. Человек ничем не доволен, ничто его не устраивает. Ему хочется чего-то нового, он ищет предлоги для перемены работы, места жительства, образа жизни. Что-то он меняет, однако новизна быстро проходит и перемены сразу перестают радовать. Приходит чувство одиночества, оставленности людьми и Богом.

Другой признак — леность, расстройство всех сил, душевных и физических. Труд становится слишком тяжелым, обязанности чересчур многочисленными. Человеку кажется, что он переутомлен, и одновременно ему хочется самому все исправить, найти силы где-то «в себе», выйти из этого состояния непременно тем способом, которым ему хочется. В этих бесплодных попытках человек теряет силы, мужество, а с ними и решимость бороться. Страсть начинает проявляться на физическом уровне — нарушается сон, возникают проблемы со здоровьем. Уходит способность сосредоточиться на чем-то одном, ум блуждает, переходя с предмета на предмет. Страсть, имеющая духовную природу, постепенно захватывает всего человека — дух, душу и тело.

Развиваясь, уныние помрачает душу, ослепляет разум. Человек теряет способность чувствовать истину, перестает стремиться к добродетели, он даже не понимает, зачем это вообще нужно. Он прекращает борьбу с тем злом, которое поднимается в его душе, теряет вкус к жизни. Не понимает, зачем ему нужен Бог. Приходит чувство безнадежности, бессмысленности существования. Вся жизнь превращается в безумное бегство от себя самого — сначала из квартиры, дома, города или страны, а в крайнем развитии страсти — из самой жизни.

Уныние может проявляться и по-другому — как лень и безразличие к любым духовным занятиям, особенно к покаянию и молитве. В этом случае человек может и не ощущать внутренней пустоты, которая в нем растет. Он бежит в работу, в развлечения, в общение с людьми. Бежит даже в дела милосердия, но все равно — бежит от себя. Он не хочет повернуться лицом к Богу и к самому себе. Он готов наполнить свою жизнь какой угодно суетой, только бы закрыться с ее помощью от Истины.

Уныние овладевает человеком, вложившем во что-то «всю душу», и не получившему ожидаемого результата. Человека постигает разочарование, но он не хочет мириться с обстоятельствами и с Богом, допустившим такую несправедливость.

Характерной чертой страсти является отсутствие видимых поводов для ее развития. Уныние накрывает людей, в светском отношении вполне благополучных, у которых, как кажется, есть все — дом, семья, деньги, интересная работа. Человек ищет счастья и пытается выстроить его сам, из привычных и понятных ему «кирпичиков». В результате он убеждается, что построить счастье невозможно.

Причины, по которым возникает уныние, лежат в других страстях, опутывающих человека. Очень часто оно возникает по гордости, когда человек сталкивается с несоответствием между реальностью и тем образом себя, который он выстроил; из-за крушения амбиций. Человек ощущает пустоту, она присутствует в нем из-за обращенности на себя, праздной жизни в свое удовольствие, недоверия Богу. Жизнь в виртуальном мире собственной «хорошести», удобно обставленном и обустроенном, таит в себе разочарование. Уныние — закономерное состояние человека, оторванного от Бога.

Уныние часто приходит вслед за своей младшей сестрой — печалью. Она находит поводы в скорби об умершем родственнике, тяжелых болезнях, жизненных трудностях.

Часто уныние связано с ропотом на Бога. В собственных глазах человек оказывается безвинным страдальцем, он не хочет увидеть связь между этим состоянием и своим образом жизни, взять на себя ответственность за грех.

Иногда человек начинает искать в унынии какое-то удовольствие, наслаждаться ролью оставленного всеми, обиженного Богом и людьми. Он не только не борется со страстью, он намеренно ее в себе культивирует. Любуется своим страданием и обвиняет весь мир в несправедливости.

Уныние приводит к отказу от борьбы с грехом, к добровольной капитуляции, проваливанию в бездну греха и мрака. К сознательному движению навстречу клокочущему в душе аду.

Бывает, что страсть служит к пользе человека нецерковного. Она может стать тем духовным кризисом, который покажет, что любые земные цели ложны. И если человек пройдет через него, губительная страсть станет поворотом к подлинной жизни, наполненной смыслом. Поворотом к Богу.

Уныние борет не только людей, далеких от духовной жизни, оно накрывает и искренних христиан, и даже святых подвижников. Обращая к Богу свою волю, человек восстает против собственной природы, отравленной грехом, и сталкивается нос к носу c тем клубком страстей, о которых ранее даже не подозревал. В этой борьбе человек опытно познает свою беспомощность. И пока он не научится возлагать свою надежду на Бога, уныние будет сопровождать его в той или иной мере.

Святые Отцы называют еще и такую причину уныния церковных людей, как прямое воздействия бесовского мира. В душе человека всегда есть то, за что могут зацепиться бесы, и они пользуются теми крючками страстей, которые сидят наиболее глубоко.

Самую тяжелую брань со страстью ведут иногда люди святые, живущие Богом. Такие люди опытно познали жизнь в Божественной благодати, увидели в себе Небесное Царство. Души чистые, близкие к совершенству, Господь по временам оставляет, чтобы они почувствовали контраст и не впали в гордость, приписав действие благодати своим подвигам. Подвижника, от которого отступила благодать, накрывает лютое уныние, называемое иногда в святоотеческих трудах богооставленностью.

Главным оружием христианина в борьбе с любой страстью является молитва. Увидев в себе проблему, человек должен сразу же обратиться к Врачу душ и телес, однако, сделать это непросто. Уныние отнимает само желание такого обращения, оно парализует волю. Молитва одними устами, благодарение Богу: «Слава Богу за все!», вопреки протесту ума и сердца — это усилие, которое может и должен сделать христианин. Он не может захотеть молиться, но он может заставить себя сделать этот маленький, но реальный шаг навстречу Богу. Господь ответит, придет опыт Божественной помощи, а с ним — опыт реальной веры и надежды на Бога. Тяжелая брань со страстью попускается человеку не просто так. В ней человек приобретает опыт, он учится противостоять злу в самом себе.

Физический труд, общение с природой, чтение Священного Писания, размышления о предметах утешительных — все это помогает в борьбе со страстью. Основное лекарство здесь — терпение. Терпеливое понуждение себя к молитве, к работе, к участию в Церковных таинствах, к повседневным занятиям – это ежедневный труд, который обязательно даст плод.

Святые отцы отмечают, что за борьбу с унынием человеку уготован от Бога самый большой венец, потому что такое сражение кажется невозможным. Это война при отсутствии каких бы то ни было ресурсов. Духовную брань святоотеческая мысль называет внутренним крестом. Человек должен нести его, если хочет идти за Христом.
Трезвение и бодрствование
Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить.
1-е послание апостола Петра, глава 5, стих 8
Добродетель, противоположная унынию, называется трезвением. Если уныние расслабляет человека, закручивает в водоворот иллюзий, то трезвение, наоборот, собирает, заставляет внимательно наблюдать за своими словами, мыслями и чувствами. Трезвение — это внутреннее устроение, пронизывающее все нравственные делания христианина. Рука об руку с трезвением идет бодрствование — бдительность, постоянная готовность к любому событию, имеющему нравственное значение.

Человек, решившийся стяжать эту добродетель, должен быть готов встать на страже своего внутреннего мира и со вниманием относиться ко всему, что в нем происходит. Ему предстоит создавать линию обороны, отражающую зло на подступах к душе, и задача эта не из легких. Трезвиться и бодрствовать — это значит беречь себя от греховных помыслов и сочувствия греху, от пустых фантазий и впечатлений внешнего мира, которые разжигают и подпитывают в душе чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордость. От всего, что может повредить душе, пусть даже оно сулит приобретение всего мира. Трезвиться — это хранить свою совесть в чистоте, постоянно испытывать ее, верно ли она судит.

Нетрудно понять, что человека, решившегося на этот подвиг, надолго не хватит. Пристальное внимание к своему внутреннему миру тяжело сохранять даже несколько минут, что уж говорить о жизни в этом состоянии. Поэтому трезвение — не просто упражнение по самоконтролю, а добродетель, имеющая духовное измерение. Достижима она только во взаимодействии человека и Бога. Со стороны человека требуется усердие, а результат волен дать только Бог. Добродетель — это одновременно и результат напряженного труда, и Божественный дар.

Как и остальные христианские добродетели, трезвение появляется и растет постепенно, это процесс, который может занять десятилетия, и, скорее всего, так и не будет завершен до самой смерти. Задача человека — следовать по тому пути, который указан Богом, не ожидая от себя каких-то плодов. Падая и поднимаясь снова, откатываясь назад и извлекая уроки из своих падений. И на каждом участке дороги рядом будет Бог. Его нежное прикосновение будет поддерживать в самые трудные моменты. А в конце пути будет сиять обетованное Спасителем Небесное Царство.
Источники: Шеховцова Л.Ф., «Преодоление страсти аскетическими и психологическими методами»
протоиерей Владислав Свешников, «Очерки христианской этики»
Иллюстрация: Иероним Босх, «Искушение святого Антония»