Храм иконы Божией Матери
«Взыскание погибших» в Перово
Храм иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Перово
Тщеславие и гордость
Тщеславие
Вы, по своей надменности, тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло.
Послание апостола Якова, глава 4, стих 16
Тщеславие и гордость — это две страсти, объединяемые некоторыми духовными писателями в одну. Обе они являются проявлением обращенности человека на самого себя. Эти страсти связаны между собой, но разница между ними есть. Тщеславие и гордость различаются как ребенок и взрослый. Путь, намеченный тщеславием, раскрывается в гордости.

Тщеславие — это стремление быть выделенным среди людей. Сопряжено оно с постоянной оглядкой на зрителя: что обо мне скажут? что подумают? какой образ я буду иметь в глазах других людей? Поиск пустой, тщетной славы, придание ей какого-то важного значения — вот, что занимает тщеславного человека. Его устремления видят окружающие, и зрелище это не из приятных.

Страсть вынуждает человека вести двойную жизнь. На виду он один, а наедине с самим собой — другой. Встречаясь с людьми, он словно бы надевает маску, становясь самым настоящим лицемером. Когда страсть развилась, человек уже не снимает эту маску почти никогда. Даже находясь в одиночестве, он красуется перед воображаемыми зрителями.

Тщеславный человек ожидает и желает особого внимания со стороны других и с этой целью использует любой повод для того, чтобы напомнить окружающим о себе, о своих достоинствах и достижениях. Также это может выразиться в человекоугодии, когда хорошее мнение со стороны людей становится целью общения. Тщеславный человек играет в разговоре первую скрипку, высказываясь по каждому поводу и мало обращая внимания на слова собеседника. Проявляется тщеславие в хвастовстве, искании почестей и похвалы. Оно выражается в излишней заботе о своем внешнем виде, манере речи. Тщеславие толкает человека на поддержание собственного высокого образа путем самооправдания, лести, а иногда и откровенной лжи. Оно приводит человека к зависти, оно может заставить его унижаться самому или унижать других.

Страсть паразитирует даже на добродетели, заставляя творить добро напоказ, а если это не получилось, обязательно ставить в известность людей. И даже если сам человек смолчал, он постарается быть на виду, когда о его добродетели говорят другие.

Тщеславие — ближайший прислужник гордости, не упускающий любого повода собрать дань с окружающих в ее пользу.
Гордость
Гордость, как ожерелье, обложила их, и дерзость, как наряд, одевает их.
Псалом 72, стих 6
Для человека, не знакомого с христианской аскетикой, понятие гордости известно на интуитивном уровне. Оно имеет положительный окрас и связано с такими вещами, как честь и достоинство, радость и благодарность. Если человек сам для себя является центром мира, то ему приятно все, что поддерживает в нем это центральное положение. Сиюминутное ощущение собственной значимости ласкает сердце.

В христианской картине мира положение гордости несколько иное. Если волевым усилием человека центр его мира смещается на Бога и на ближнего, вчерашний облик самого себя теряет видимость привлекательности и заставляет смотреть на то же самое ощущение по-другому. Гордость теряет свой гордый облик и становится видна ее дьявольская суть. Приходит понимание, что это самая главная, самая страшная и губительная страсть.

Духовная сущность гордости — разрушение мира с Богом, с ближними а затем и внутреннего мира. Гордый человек ставит себя если не наравне с Богом, то на особое место в мироздании в обществе. Вокруг этого места, как нового центра, начинает вращаться вся его вселенная. Гордому человеку не требуется зритель, ему не нужны аплодисменты. В собственных глазах он самодостаточен. Его представления о мире являются критерием истины, его точка зрения — объективным взглядом на вещи. Он сам для себя становится высшим и непреложным авторитетом.

В гордости более, чем в других страстях, проявляется искаженное отношение к собственному «я». Величие, для которого сотворил Бог человека, сохраняется. Однако, искаженная грехопадением природа, уже неспособна адекватно его воспринять. Человек уже не сознает его как дар от Бога, не чувствует своей ответственности. Он даже не понимает, в чем это величие заключается. Он просто чувствует себя очень важным и значимым.

Гордость — это греховная сущность падшего человека. Она пронизывает все стороны его жизни, все поступки, слова и мысли, не только греховные, но и нейтральные, и, по-видимому, добрые. Человек хвалит себя за доброе дело, которое он совершил; хвалит за то, что он поймал себя на этом и начал покаянную работу; хвалит себя и за свое покаяние. Человек приколот гордостью к земле, как жук булавкой к дощечке. Он может шевелиться, скрестись, создавать видимость какой-то борьбы с грехом, но он не денется никуда.

Освободить человека может только Бог. Именно поэтому необходимо увидеть свою гордость, восстать против нее, убедиться в собственном бессилии и воззвать к Высшей помощи. Без противостояния гордости невозможно ни начать, ни вести правильную, построенную на объективных началах, нравственную жизнь. Без борьбы с гордостью можно лишь тешить себя фантазиями о собственной праведности.

Как и все страсти, гордость не статична. Если человек не борется с ней, то он ее питает. Чем меньше человек ведет покаянную работу над собой, тем больше ощущает собственную значимость и культивирует собственное «я» в его имеющемся состоянии. Гордость растет и постепенно разрушает человека изнутри, возводя медную стену между ним и Богом, по меткому святоотеческому выражению. По другому святоотеческому образу, гордый человек уподобляется стружке, отделенной от ствола дерева и закрученной вокруг пустого места.

Гордость может проявляться самым разным образом. В основном это различные «самости», проявления страсти, чье название начинается с приставки «само».

Наиболее распространенной формой гордости является самолюбие — любовь к своей душе в ее данности, не возрожденной покаянием.

Самолюбие может проявляться в обидчивости — склонности обращать внимание на ущерб, по-видимому нанесенный душе обиженного. Обида чаще всего возникает, когда человеку кажется, что люди не оценивают по достоинству его высокие качества, либо слишком резко относятся к его недолжному поведению.

Таким образом, обидчивость тесно связана с другим проявлением гордости — завышенной самооценкой или «самоценом». Завышенная самооценка — это постоянное состояние подавляющего большинства людей, кроме тех случаев, когда покаянная работа становится нормой. Иногда самоцен проявляется в совершенной удовлетворенности своим образом жизни, нежеланием ничего менять, самодовольством.

Близкой к самодовольству является самонадеянность, возникающая, когда человек принимает решения исходя из мнимой высоты своих дарований. Схожа с самонадеянностью самоуверенность, замыкающая в чувстве собственной правоты.

Часто человек страдает (не замечая своего страдания до поры) от такого проявления гордости, как самопревозношение. Он считает себя лучше и выше других, «знает себе цену». Цена, которую он «знает», всегда чрезвычайно высока.

Самоволие заставляет человека утверждать свою волю, свои желания, как единственно значимые. Самоутверждение — открывать и навязывать миру свою неповторимую индивидуальность.

А вот проявление гордости, мучающее человека совершенно явно — это самосожаление. Человек переживает ощущение особенной тяжести обстаятельств его жизни, иногда внешних, а иногда и внутренних. Самосожаление может перерасти в комплекс неполноценности. Связана с этим и мнительность, заставляющая постоянно ожидать зла. Страдающий от самосожаления человек предъявляет к себе слишком высокие требования, он может считать себя великим грешником и самым никчемным человеком, но за внешней худостью и низостью скрывается высокое самомнение. Оно заставляет заниматься самокопанием, часто ошибочно принимаемым за покаянную работу. Рассматривание собственных грехов не приводит такого человека к изменению жизни, оно лишь сильнее замыкает его на самом себе.

Другим проявлением самосожаления у церковных людей является желание не столько вскрыть, сколько скрыть свои грехи под покровом общих понятий и малозначащих подробностей.

Со всеми видами гордости может быть связана романтическая мечтательность о себе, в которой теряются остатки связи с реальностью.

Существенным проявлением гордости является желание ложных свобод для себя. Под «свободами» обычно понимается возможность реализовывать самые различные склонности и желания, вплоть до самых непотребных. В реализации этих самых «свобод» человек «самовыражается», находя в этом для себя большую ценность. В общении с другими людьми желание свобод для себя может проявляться в дерзости и хамстве.

В случае, когда страсть гордости соединяется со страстью гнева, неизбежной становится постоянная конфликтность.

Желание настоять на своем зачастую приводит к любоначалию, стремлению подчинить себе других, научить их жизни. Человек волевой, страдающий этим проявлением гордости, способен превратить в ад жизнь всех окружающих его людей, человек слабовольный будет делать это в мечтах.

Борьба с гордостью подобна борьбе с лернейской гидрой — отрубаешь одну голову, и на ее месте вырастают две новые. Если человек решился подчинить свою совесть Христу, то вести эту борьбу ему предстоит всю свою жизнь. Гордость — высшая страсть, противоположная высшей добродетели — любви. Для того, чтобы научиться любить по-настоящему, надо пройти долгий путь. И начинается этот путь с осознания того, что любить человек не умеет. Гордость — главный замок на воротах ада. С попыток взломать этот замок начинается путь вверх, к познанию Истины. Той Самой, Которая делает человека свободным.
Источники: протоиерей Владислав Свешников, «Очерки христианской этики»
священник Александр Ельчанинов, «Демонская твердыня»
Шеховцова Л.Ф., «Преодоление страсти аскетическими и психологическими методами»
Иллюстрация: Павел Федотов, «Утро чиновника, получившего первый орден»