Храм иконы Божией Матери
«Взыскание погибших» в Перово
Храм иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Перово
Сребролюбие и нестяжание
Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.
Евангелие от Матфея, глава 6, стих 24
Сребролюбие
Сребролюбие — третий из восьми смертных грехов, убивающих человеческую душу. Наверное, ни об одной другой страсти не пишут апостолы в таких ярких выражениях, как о сребролюбии. Апостол Павел называет ее корнем всех зол (1 Тим. 6:10). Апостол Иоанн Богослов — похотью очей. Он пишет о том, что эта страсть — одна из характеристик падшего мира (1 Ин. 2:16). Сребролюбие называется евангелистами главным мотивом предательства Иуды (Ин. 12:6). Сам Спаситель сравнивает сребролюбие с маммоной — языческим божеством, требующим жертвенного служения.

Кажется, с этой страстью все просто. Жадный богач, любящий деньги — сребролюбец. Человек, не замеченный ни в богатстве, ни в жадности, ни в любви к презренному металлу, соответственно, нет. Однако, Иуда не был жадным богачом и не слишком заботился о прибыли. Он довольствовался тридцатью сребрениками, даже не поторговавшись. Страсть сребролюбия гораздо шире, чем может показаться на первый взгляд, она, как и остальные страсти, проникает вглубь души, опутывает по рукам и ногам, заслоняет взгляд красивыми картинками и помрачает ум.

Нищий, завистливо считающий в уме чужие деньги и мечтающий заполучить столько же, порабощен этой страстью. Бедный человек, мертвой хваткой вцепившийся в то небольшое имущество, которое у него есть, опутан той же сетью. Человек среднего достатка, вкладывающий деньги в сомнительные предприятия с целью разбогатеть, связан ей же. Но свободен от нее богач, употребляющий богатство для помощи нуждающимся и относящийся к собственным деньгам так, словно они чужие. Сребролюбие не зависит от толщины кошелька.

Сребролюбие — это пристрастие к материальным благам. Прилепление сердца к вещам. Горизонтальное устремление мысли, ищущей сиюминутной выгоды или способов сохранения и приумножения денег, вещей, вообще чего угодно, что для человека является богатством. Полагание основной надежды на материальные средства. Сребролюбие — это жизнь для себя.

Потребности в еде и одежде, в деньгах, в жилье, в отдыхе, в средствах передвижения и связи, естественны. От этих потребностей никто не свободен, если только он не взял на себя подвиг юродства ради Христа или не принял монашеский постриг. Не в потребностях заключена страсть, а в излишествах, которые начинают восприниматься человеком, как потребности. Само по себе богатство не несет зла, проблема в расположении воли человека, подчиняющегося своим многочисленным «хочу».

Вот человек покупает машину. Какую? Если приобрести просто машину подешевле, с ней не оберешься проблем. Надо купить машину надежную. Но такая не обязательно будет престижной. Значит, нужна не просто добротная, но такая, на которую будут смотреть с уважением! Однако, престижность — вещь относительная. Не пожертвовать ли ради нее надежностью? В результате человек покупает машину для того, чтобы через три года ее продать и купить новую. Страсть закручивает человека, заставляет воспринимать свои требования как насущную необходимость. Она не действует одна — подключается тщеславие, и человек ведется. Он следует моде, рекламе, чужому мнению, вдруг ставшему для него авторитетным. Человек покупает ненужные вещи и ему кажется, что они необходимые. Он слушает свою страсть и перестает руководствоваться здравым смыслом.

Страсть невозможно удовлетворить. Сущность сребролюбия — бесконечная, ненасытимая погоня за богатством, под видом пользы. Богатство — это необязательно деньги, оно может быть разным. Для кого-то это гардероб или коллекция марок. Иногда оно бывает даже воображаемым — можно мечтать о дорогих вещах и быть сребролюбцем, не имея ничего. Лукавый ум всегда придумает оправдание любому новому приобретению — реальному или мнимому.

Другое проявление сребролюбия — скупость. Человек, обладающий каким-то имуществом, может быть озабочен исключительно его сохранением и преумножением. «Для потомков» – говорит он, но сердце его знает — для себя. Умом человек сознает, что не унесет богатство с собой в могилу, но страсть не позволяет этому пониманию войти в сердце. Всегда найдутся убедительные причины, по которым богатство будет важным и ценным. На примере скупца страсть сребролюбия видна особенно — он уже не наслаждается своим богатством, а служит ему всей жизнью, отказывая себе в удовольствиях и даже в потребностях ради его накопления. Скупец – явный идолослужитель.

В крайних своих проявлениях страсть сребролюбия может подвигнуть человека на преступление — на воровство, разбой и даже убийство. Эти крайности, бывает, служат для пользы самого человека: приговор суда и тюремный срок могут стать тем холодным душем, который приведет человека в себя и подвигнет к покаянию. Иногда Бог попускает человеку пасть очень низко, чтобы он понял — так жить нельзя.

Сребролюбие ненасытно. Чем больше человек богатеет, тем сильнее сдавливают его волю тиски страсти. Человеку кажется, что возможности его с каждым приобретением возрастают, на деле они стремительно тают, возрастает только одно — мнимая самостоятельная ценность богатства.

Корень сребролюбия лежит в неверии Богу. Поэтому, как бы не проявляла себя страсть, следствие у нее всегда одно — отрыв человека от Бога, пренебрежение духовными ценностями, непонимание того, что они вообще есть. Душа, зараженная сребролюбием, очерствела, она не находит мира, потому что занята постоянными заботами об имуществе. В душе, цепями привязанной к материальным благам, рождается страх лишиться своей драгоценности, страх болезни и нищеты, страх смерти. Душа, все сокровище которой находится в этом мире, воспринимает лишение имущества как отрывание с мясом живой своей части.

Борьба со страстью сребролюбия — это не борьба с богатством, а изменение направления жизни. Сребролюбец живет по направлению к самому себе. Человек, восставший на грех, должен направить вектор своей жизни от себя.
Нестяжание
Это добродетель, которую надо взращивать тому, кто решился бороться со сребролюбием. Принимая монашеский постриг, человек, посвящающий себя Богу, дает обет нестяжания, отказываясь иметь какое бы то ни было имущество. На деле — полный отказ считать вещи своими, прилепляться к ним сердцем — это вершина добродетели. В миру она не достижима, но она указывает направление движения, задает основной принцип.

Нестяжание начинается с отказа от излишеств, с навыка удовлетворяться необходимым. С умения отличать, что необходимо, а что таковым только кажется. На деле это не так просто, потому что самооправдание ставит знак равенства между тем, что нужно, и тем, что хочется. Однако, понять, без чего в каждом конкретном случае можно обойтись, не так сложно. Постепенно урезая свои желания, можно приучить себя к удовлетворению тем, что действительно необходимо.

Второе направление, по которому пролегает путь к нестяжанию — это милостыня. Необходимо воспитывать в себе внимательное отношение к нуждам других людей. Можно заранее выделять на эти нужды часть своего дохода. Помощь нуждающимся не только помогает сердцу оттаять, она приучает к тому, что хотя бы малая часть собственного имущества априори воспринимается чужой, принадлежащей другим людям.

Земное богатство не является собственностью человека. Он не унесет его с собой в могилу, не унесут его дети и внуки. Богатство должно служить людям, а не люди ему. По святоотеческой мысли, если человек все равно должен расставаться с имуществом, будет лучше, если он сделает это добровольно — и тогда он обретет подлинное духовное богатство, которое от него никуда не уйдет, обеспечит его в вечности. Материальное богатство вверяется человеку Богом не как самовластному хозяину, но как распорядителю, который должен употребить его с пользой для людей. Начиная жить для других и для Бога, совершенствуясь в такой жизни, человек начинает выполнять свое предназначение.

Для сребролюбца характерна надежда на материальные средства, поэтому надежду эту следует сводить на нет. Тут, в общем-то, и делать ничего не надо. Достаточно быть внимательным — и сама жизнь научит, какова реальная ценность земным благам. С трудом скопленные деньги улетают впустую, продукты гниют, одежда ветшает, дорогие вещи лежат без пользы, машина попадает в аварию, ремонт в квартире приходит в негодность, когда заливают соседи сверху. Пожары и воровство — вещи нечастые, но они могут хорошо вразумить: «не надейся на свое сокровище, цена ему — пыль и пепел». Та несомненная польза, которую приносит имущество, несравнима с той заботой, которую оно к себе требует.

Надежда на богатство тает по мере вырастания надежды на Бога. При внимательном отношении к жизни, опыт начнет свидетельствовать, насколько лучше собственных планов воля Творца. Насколько даже самые малые духовные сокровища выше и дороже самых больших сокровищ земных. Из опыта жизни с Богом вырастает вера, как «осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11:1).

Добродетель нестяжания поначалу может показаться тяжелым бременем. Но человеку, даже не вкусившему, а хотя бы почувствовавшему ее аромат, становится понятно: все наоборот. Это освобождение от бремени, сбрасывание с плеч тяжелого груза пустых забот и попечений. Это путь обретения реального богатства, которое будет служить в земной жизни и перейдет с человеком в вечность.
Источники: Шеховцова Л.Ф., «Преодоление страсти аскетическими и психологическими методами»
материалы с сайта «Азбука веры» https://azbyka.ru/
Иллюстрация: Плюшкин, рисунок Кукрыниксов