Храм иконы Божией Матери
«Взыскание погибших» в Перово
Храм иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Перово
Причастие детей
Что такое причастие
Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем.
Евангелие от Иоанна, глава 6, стихи 53 - 56
Мысль, что у нашей Церкви есть таинство причащения, не вполне отражает реальность. Правильно — есть Таинство Причащения, у которого есть наша Церковь. Чему причащается человек в этом таинстве, ради совершения которого и существует Православная Церковь, и зачем он это делает?

Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом. Эта святоотеческая фраза — не просто красивый образ, это указатель направления жизни каждого христианина. Сын Божий, Второе Лицо Святой Троицы, оставаясь Тем, кем Он был, — надвечным Богом, источником всего существующего, — навсегда стал еще и конкретным человеком. Иисус Христос вознес человеческую природу на невообразимую высоту, сделал ее соучастницей Божественной жизни. Именно для этого был создан человек, именно это он потерял в грехопадении, в самом начале своего пути. Именно к этому, в полноте своей, призван каждый, кто носит имя христианина.

Причащаясь Тела и Крови Христа, человек не просто употребляет освященные хлеб и вино. Человек принимает в себя Бога. Это не образ, не метафора, это — абсолютная, конкретная, огненная, непостижимая реальность. На каждой Литургии Бог исправляет человека, меняет его, делает таким, каким Он человека задумал. Однако, не автоматически, подобно магическому ритуалу, а лишь при том условии, что человек сам этого хочет, если он стремится к этому и направляет к этой цели свою жизнь.

На наших алтарях обычные хлеб и вино силой Бога становятся Телом и Кровью Иисуса Христа: Теми самыми, которые были распяты. Теми самыми, которые взломали смерть в своем тридневном воскресении, как и предрекали древние пророки. Таким образом, в Чаше — Тело и Кровь Бога. Это сверхсущностные дары: в каждой частичке и капельке этих Даров Христос Господь присутствует Весь, целиком. Телом, Душой и Божеством. Только Бог может взламывать смерть, поэтому священники порой во всеуслышание, громко, в прямом смысле, чашу с этими Дарами так и называют — Чаша Бессмертия.
Причастие детей
Но Иисус сказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное.
Евангелие от Матфея, глава 19, стих 14
Что происходит в таинстве причащения с ребенком? То же самое, что и со взрослым человеком. Бог входит в малыша, ребенок соединяется со Христом, становится причастником новой, Божественной жизни. В любом возрасте человек открыт действию Благодати Божьей. Действие это — не на одном лишь уровне рассудка, оно затрагивает всего человека, всю глубину его. Не понимая происходящего умом (а кто из взрослых его понимает?), ребенок ощущает обновляющее действие благодати. Находясь в нежном возрасте, маленький человек, пока еще слабый и неокрепший, особенно нуждается в ней.

Пречистое Тело и Кровь Господа Иисуса Христа освящает малыша, защищает его от темных сил, нападкам которых душа ребенка подвергается также, как и души его родителей. Поэтому, регулярное причащение — это не только какое-то радостное событие, это насущная необходимость.

Очень много для детей значит отношение к причастию и к исповеди его родителей. Христианская семья — это единый организм, малая церковь, устремленная ко Христу каждым своим членом. Поэтому причастие Святых Христовых Тайн должно быть важным делом для всей семьи. Очень хорошо, если родители причащаются вместе с детьми, по крайней мере, стремятся к этому, понуждают себя, стараются не упускать ни одной такой возможности. Ребенок чувствует, что день причащения — особый день не только для него, но для всей семьи, что Литургия — это действительно святое общее дело для него и его родителей. Хорошо, если каждый день совместного причащения будет в семье небольшим совместным праздником. Путь к Богу всей семьи должен быть общим. Затронув вопрос о причащении родителей, нельзя не затронуть и вопроса об их исповеди. Хотя причастие и исповедь — два разных, не связанных одно с другим, таинства, человеку, осознающему, Чьего Тела и Крови он причащается, нельзя приступить к Чаше, не очистив свою душу покаянием, нельзя подходить к Богу без святого уважения к Нему.

Когда ребенок входит в сознательный возраст, отношение к Святыне также должно становиться сознательным. Однако, таким оно будет только в том случае, если сознательным оно является и для родителей, если вера в Господа Иисуса Христа является для них не декларируемой позицией лишь, но образом всей жизни. При правильном отношении родители подведут ребенка к Чаше так, словно они причащаются сами, им не придет в голову, например, фотографировать ребенка в момент причастия или давать неуместные сравнения — «компотик», «сладенькая водичка»... Приобщение Тела и Крови Христовых несоизмеримо сокровенней, таинственней, чем первый поцелуй любви, который не для общественности, не для истории. Если родители относятся к таинству как к Святыне, если оно действительно занимает в их жизни центральное место, то разговор с ребенком о Причастии будет раскрытием его смысла и значения, а не простым сообщением информации.

Как говорить с ребенком на эту тему? Как объяснить маленькому человеку то, что непонятно для самых высоких умов? Не имеет смысл раскрывать ребенку богословие таинства — это ненужная крайность. Другая недопустимая крайность — вести разговор в образах сладостей и вкусной пищи. Такие объяснения вносят в душу ребенку кощунственные, неблагоговейные ассоциации. Единственная возможность — говорить с ребенком периодически, выстраивая объяснения в соответствии с возрастом, советуясь со священником, который знает родителей и ребенка. Пусть Евхаристия будет для ребенка прежде всего Святыней. Пусть поймет, что он соединяется с Богом, с прекрасным и родным Существом, с Источником всего самого хорошего, что есть в его жизни – любви, счастья, радости.
Источник: проповеди и статьи священников разных лет