Храм иконы Божией Матери
«Взыскание погибших» в Перово
Храм иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Перово
Гнев и кротость
Гнев
Гневайтеся и не согрешайте; солнце да не зайдет в гневе вашем, и не давайте места диаволу.
Послание к Ефесянам святого апостола Павла, глава 4, стихи 26-27
Обычно в спокойном состоянии человек настроен доброжелательно. Но вот кто-то оскорбляет его, и он меняется. Дружелюбность исчезает, он сам готов оскорблять, защищая свою поруганную «честь». Вместо спокойствия в душе — извергающийся вулкан.

Вышеописанный пример — типичное, но далеко не единственное проявление гнева, одной из восьми страстей, уродующих и коверкающих душу. Греха, ведущего к абсолютной и окончательной гибели души, а потому называемого смертным. Обычно гнев понимается как некая эмоциональная напряженность, в результате которой человек теряет душевное спокойствие, а иногда и человеческий облик, превращаясь, в разъяренного матадором быка. Или в скорпиона, внешне смирного, но носящего наготове ядовитое жало. Терзающегося и мучающего окружающих.

Святые отцы различают три вида гнева: злобу или раздражительность, кипящую внутри; ярость, изливающуюся на окружающих людей, а иногда и на животных и даже на вещи; и злопамятность, мстительность, годами тлеющую в душе и переходящую в настоящую черную ненависть.

Как и все страсти, при попустительстве к себе, гнев развивается. Начинаясь с неприятия другого человека, с представления, что он является помехой, которой лучше бы и не было, гнев в своем крайнем проявлении доходит до устойчивого и резко выраженного злобного неприятия всех людей вообще.

Что такое гнев сам по себе? Как и остальные страсти, он не содержит зла в своей сути. Он — лишь искажение данной Богом раздражительной силы души, предназначенной возводить человека к своему Творцу. Гнев в его изначальном состоянии — это энергия, рвение, заставляющее устремляться к добру и противостоять злу. Гнев — то оружие, которое должна была бы употребить наша прародительница Ева против змея-искусителя, направив всю историю по другому руслу.
Однако и в падшем мире остается место праведному гневу. Основная проблема в том, чтобы определить, что это такое. Каждый искренне считает свой гнев праведным. По-настоящему от неправедного он отличается не вескостью побудившего его повода и не мерой греха обидчика, вызвавшего негодование, а направлением своего действия. По меткому святоотеческому выражению – «гнев питай на одного только змия, через которого ты пал». Только гнев, направленный на свои собственные страсти, на свои пороки и грехи, а может быть и на бесов, становится праведным. Только тогда он перестает мешать и начинает помогать в исцелении от смертельной болезни греха.

Для того, чтобы начать борьбу с гневом, надо понять причину, по которой он возникает. Вспышку гнева обычно вызывают некрасивые действия других людей, крушение планов, препятствия на пути к поставленной цели. Казалось бы, вот и причины! Однако это не так. Это всего лишь поводы для гнева, а причина лежит в сердце самого человека, заставляя его остро реагировать на изменение внешних обстоятельств. Основной причиной гнева святые отцы называют самолюбие. Пока никто не трогает, пока все идет так, как хочется и как запланировано, сердце спокойно. Но стоит поколебаться планам, стоит ветру перемен сдуть тщательно подстеленную соломку, и человек теряет голову.

Борьба с гневом — это борьба не с хамством других людей, а со своей реакцией на него. Отсутствие гнева проистекает не от доброго отношения окружающих, а от собственного великодушия.

Страсть гнева тесно связана с другими страстями. Например, к ней может подключиться сребролюбие. Снизили человеку зарплату, разбили его любимую вазу или украли мобильный телефон, и вот он уже рвет все, что рвется, и мечет все, что мечется. Или поднимет голову чревоугодие, например, человек проголодался, или гостям не понравилось приготовленное им блюдо, и вот он уже пылает самым «праведным» и самым «извинительным» гневом. Любая страсть, не будучи утолена, может породить вспышку гнева.

Иногда сдержанный гнев может излиться позже. Например, оскорбленный на работе начальником, человек сохраняет видимое спокойствие, а дома срывается на свою семью. Порочность такого примера очевидна. А иногда сдержанный на время гнев изливается в безопасных для окружающих людей формах — накопившаяся злоба вымещается на боксерской груше или на фотографии начальника, подвешенной к мишени в тире. В этом случае внешне все нормально, однако целям борьбы с гневом такие приемы не отвечают. Ослабляя симптомы, они загоняют болезнь вглубь, страсть не уменьшается, она лишь меняет формы, продолжая возрастать и разъедать изнутри.

Настоящая борьба с любой страстью ведется по двум фронтам — это борьба с грехом, и стяжание противоположной ему добродетели, в данном случае кротости.

Для того, чтобы противостать гневу, надо научиться замечать стадии его развития.

Первую стадию, которая еще не является грехом, в аскетической литературе называют прилогом. Это первый помысл, первая реакция на внешнюю неприятность. Изменение настроения, возникновение неприятного чувства, учащение сердцебиения. Если сразу заметить этот первый симптом и помолиться, помысл уйдет. Можно еще глубоко подышать, мысленно сосчитать до десяти –эти приемы не дадут семени гнева прорасти.

Если первая стадия пропущена, наступает вторая, называемая сочетанием. Это принятие греховного помысла, размышление о нем. Признаком этой стадии станет появление раздражительности в мимике, в интонации, в словах и жестах. Если на этой стадии развитие греха замечено, можно противопоставить этому противоположный помысл, например, приготовиться потерпеть греховную немощь обидчика, или мысленно взглянуть на себя со стороны, отмечая свою комичность в этом состоянии. Можно попытаться обратить ситуацию в шутку. Можно, наконец, прогневаться на самого себя, на свою податливость греху. И обязательно помолиться, воззвать к помощи.

Если не удалось и этого, наступает третья стадия. Это уступка греху, «услаждение» им. Собеседование с греховным помыслом начинает доставлять удовольствие, растет чувство оскорбленного достоинства и попранной чести. В этом состоянии возмущение нарастает, лицо бледнеет или краснеет, зубы сжимаются, «праведное» негодование охватывает все естество. Внимание ослабевает, теряется контроль над собой. Если человек опомнится на этой стадии, восстанет на свой гнев, сдержит его, завопит в молитве о помощи, развитие греха остановится. Занозу, вошедшую в сердце, можно будет вынуть со временем – молитвой, постом, церковными Таинствами, прежде всего, исповедью.

Если третий этап пропущен, наступит финальная стадия — пленение. Человек полностью потеряет самоконтроль и будет способен на все, к чему повлечет его страсть — от безобразного скандала до реального убийства.

Второе и главное направление борьбы со страстью — это стяжание добродетели. Недостаточно выгнать из дома беса. По словам Спасителя, дом ненадолго останется пустым (Мф, 12,43-45). Необходимо заселить его новым жильцом.
Кротость
Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
Евангелие от Матфея, глава 5, стих 5
Кротость — это тихое расположение духа. Внутреннее спокойствие, сохраняющееся при любых внешних обстоятельствах. По святоотеческому выражению, это «недвижимое устроение души, в бесчестии и в чести пребывающее одинаковым».

Иногда кротость ассоциируется со слабохарактерностью, с безволием. Однако она прямо противоположна этим качествам. Если гнев заставляет сдаваться перед бурей собственных страстей, подчиняясь навязываемой модели поведения, то кротость позволяет сохранять трезвый ум и адекватно вести себя в любых обстоятельствах. Кротость — большая внутренняя сила.

Начинается кротость с молчания языка при смущении сердца. Развитие добродетели проявляется в молчании ума при тонком сердечном смущении. Совершенство — в неколебимой тишине всего внутреннего мира в самых серьезных искушениях.

Если человек решится стяжать добродетель, ему поможет осознание того добра, которое повлечет за собой это решение. Иногда достаточно понять, насколько изменится обстановка в семье, если из нее уйдет атмосфера раздражительности. Важный шаг на пути к цели — поиск и отсечение самооправдания. Разобравшись с иллюзорностью собственных претензий на правоту, поняв, что в подавляющем большинстве случаев защищаемая «честь» является всего лишь самолюбием, можно придать благому желанию силу. Если не приложить усилий и оставить все, как есть, страсть будет развиваться, все сильнее уродовать жизнь человека и превращать в ад жизнь его родных и близких. Необходимо, чтобы желание стяжать добродетель переросло в стремление это сделать. Cтремление к изменению должно стать руководством к действию, а не остаться только благим намерением. Необходимо принять решение, а с ним и ответственность за свои действия, и вступить в «невидимую брань» с молитвой и под руководством Всемогущего Бога.

Молитва – это основной инструмент, главное делание христианина. Молитва за обижающих — заповедь Господа (Мф, 5, 44). Даже если сердце ожесточено, если нет ни сил, ни желания на такую молитву (а так оно скорее всего и есть), надо понуждать себя к ней по заповеди. Надо молиться о прощении обидчика и Бог будет касаться сердца. Оно понемногу начнет оттаивать, заноза греха будет выходить, ее место начнет занимать добродетель.

Стяжание любой добродетели — долгий путь с падениями и восстаниями, с осознанием собственных немощей, с открытием собственных возможностей. С приобретением опыта Божественного участия на каждом метре этого пути. Труд по преодолению греховной природы, по исправлению себя в соответствии в Божьим замыслом — это благодарный и благодатный труд. Это труд, требующий старания, но остающийся бесплодным без Божественной помощи. Это труд, в котором такая помощь обязательно будет приходить. Это путь в Царство Небесное, находящееся внутри каждого человека. Одно прикосновение к этому Царству стоит всех вместе взятых земных благ, потому что только в нем — подлинная радость, подлинный смысл. Только в нем подлинная жизнь.
Источники: Шеховцова Л.Ф., «Преодоление страсти аскетическими и психологическими методами»
преподобный Иоанн Лествичник, «Лествица или Скрижали духовные»
Иллюстрация: Ляховецкая Светлана, «Коррида №2», https://artnow.ru