Храм иконы Божией Матери
«Взыскание погибших» в Перово
Храм иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Перово
Молитва Ефрема Сирина
Увеличение молитвенного правила, чтение Священного Писания — неотъемлемые части практики поста. Соразмерные силам человека, согласованные со священником, эти духовные упражнения становятся центральным делом поста, которому отказ от скоромной пищи и от пустых развлечений будет лишь помогать.

В дни Великого Поста на богослужениях священник читает молитву преподобного Ефрема Сирина — великого подвижника, участника I Вселенского Собора, одного из самых значимых авторов IV века. Читает эту молитву в составе вечернего и утреннего правил и каждый христианин. Однако, в смысловую глубину, содержащуюся в этой молитве, полезно погружаться и вне пределов самого долгого и серьезного поста, установленного Православной Церковью.
Господи и Владыко живота моего!
Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми!
Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему.
Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен ecи во веки веков. Аминь.
Дух праздности. Праздность — это пустота. Бессмысленность, бесцельность, которыми бывает наполнена жизнь, обкрадывает человека в самом ценном, что у него есть — во времени. Устремленный к пустоте, человек перестает стремиться к вещам, имеющим подлинную ценность. К Богу и Его Царству.

Дух уныния. Обычно уныние понимается, как депрессия, желание опустить руки и капитулировать. Однако, оно может проявляться внешне противоположным образом. Суетливость, желание развлечений, стремление наполнить жизнь интересными, но пустыми занятиями, также могут быть симптомами этой пагубной страсти.

Дух любоначалия. Желание покомандовать рождается из самой губительной страсти — гордости. Гордый человек обращен на себя, сам себе кажется мерилом правды. Других людей и Самого Бога он воспринимает через призму их отношения к своей персоне. Ему кажется, что он видит мир таким, какой он есть, понимает, что и как надо делать, в действительности же он видит лишь собственные иллюзии.

Дух празднословия. «Язык – небольшой член, но много делает» — отмечает апостол Иаков в своем послании (глава 3, стих 5). Он сравнивает язык с рулем, который направляет движение всего корабля. Если язык болтается без смысла и цели, то смысл и цель уйдут и из всей жизни человека.

Дух целомудрия. Целомудрие — это «цельная мудрость». Это целостность человека, устремление всех его сил и способностей (разума, воли, чувств и так далее) в одну сторону, к одной цели. Целью, способной сфокусировать на себе всего человека, может быть только Бог. Часто целомудрием называют воздержание от блуда, что не удивительно — эти вещи взаимосвязаны.

Дух смиренномудрия. Смирение противоположно гордости. Смирение переносит фокус внимания человека с самого себя на Бога и на ближнего. Человек умаляется в собственных глазах. Исчезает искажающая реальность призма собственной значимости и человек становится способен видеть себя таким, какой он есть, и мир как Божественное творение во всей его красоте.

Дух терпения. «В терпении вашем стяжите души ваша» — говорит Господь в Евангелии от Луки (глава 21, стих 19). Без терпения невозможно достичь никакой цели. Однако, неправильным было бы понимать терпение только как принуждение себя к чему либо. Христианское терпение осмысленно, добровольно, целенаправленно. Рождаясь из видения Божьего промысла в жизни человека, оно имеет целью достижение им Царства Небесного.

Дух любви. Высшая добродетель, уподобляющая человека Богу, не имеет четкого определения. Она имеет образ, показанный Господом Иисусом Христом. Человеческая любовь должна стремиться к образу этой Божественной любви — жертвенной, отдающей себя без остатка, идущей до самого конца ради своих любимых.

Зрение грехов и не осуждение — вещи, тесно связанные между собой. «Не судите, да не судимы будете» — призывает Господь в Евангелии от Матфея (глава 7, стих 1). А как не судить? Как не осуждать человека, который явно творит зло? Только в том случае, если взор человека устремлен внутрь, он не обратит внимание на внешнее. Осознавая, насколько глубоко грех укоренен в его душе, человек переключает свое внимание на собственное состояние — и чем глубже проникает его взор, тем меньше он замечает грехов других людей.