Храм иконы Божией Матери
«Взыскание погибших» в Перово
Храм иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в Перово
Чревообъядение. Воздержание. Пост.
Я говорю: поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы.
Послание к Галатам святого апостола Павла, глава 5, стихи 16−17
Что плохого в чревообъядении?
Самой первой греховной страстью, выделяемой святыми отцами, является страсть чревообъядения, обычно называемая чревоугодием. В чем опасность ее? Каков механизм ее действия? Современному человеку далеко не всегда понятно, что плохого может быть в простом пристрастии к обильной и вкусной пище.

Природа человека повреждена. Перекручена, изломана, поставлена с ног на голову. Даже древние языческие философы понимали, что с человеком в его обычном состоянии не все в порядке, христианство же открыло человеку полную картину — что именно не в порядке и как этот порядок восстановить.

В обычном своем состоянии человек чутко слушает, что говорит ему плоть. Не тело, как материальная оболочка, с его естественными потребностями, а плоть — олицетворение всего слабого, земного, тленного. Плоть — это падшая душевно-телесная природа человека, поврежденная грехопадением Адама и Евы. Именно на плоть действует окружающий человека мир с его соблазнами и дьявол с его искушениями. Стоит плоти что-то потребовать — человек с готовностью это исполняет. Даже требовать не обязательно. Душа уже стоит, готовая предупредить любое желание. Так и проходит человеческая жизнь, перевернутая вверх ногами. Тело, предназначенное для того, чтобы служить душе, пользуется услугами этой самой несчастной души, которая тяготится своим положением, но привыкла, сроднилась со своей ролью и потому плохо ощущает эту тяжесть.

Чем больше устремления человека лежат в области удовлетворения плотских, животных устремлений, тем меньше его личные цели совпадают с заданными Богом целями, тем меньше у человека сил для исполнения заповедей Иисуса Христа. Тем меньше понимания, зачем эти заповеди вообще нужно исполнять. Место богодарованной свободы занимают инстинкты, идеалы человека скатываются до животного уровня — вкусно поесть, сладко поспать, комфортно и весело провести время. Человек в таком состоянии теряет способность видеть что-либо за пределами земного бытия, вектор его жизни неизбежно разворачивается в противоположном от Бога направлении.

Страсть чревообъядения — это по своей сути культ плоти. Выражен этот культ может быть в разных формах. Например, в форме обжорства, когда человек не отходит от стола, пока не наестся так, что ему трудно дышать, хотя для простого насыщения достаточно гораздо меньшего количества еды. Это может быть лакомство, называемое иногда гортанобесием, когда человек уделяет чрезмерное значение вкусовым свойствам пищи, сводит смысл еды к смакованию различных кулинарных изысков. Это могут быть пьянство, курение и наркомания, очевидный вред которых понятен всем. Частоядение (так называемое кусочничание), тайноядение (когда человек отказывается смириться с принятыми в его среде правилами приема пищи), чрезмерная забота о еде (о покупке, приготовлении и так далее) — зависимость от капризов чрева может выражаться самыми разнообразными способами.

Для того, чтобы не только понять, но и увидеть в себе пагубное влияние плоти, необходимо попытаться от этого влияния освободится. Натягивая цепи, человек начинает ощущать их вес.
Что хорошего в воздержании и зачем нужен пост?
Человек создан Богом из двух начал — духовного и телесного. Искажение любого из этих начал ведет к разрушению человеческой личности. К тому же результату ведет и нарушение естественной, заданной Богом иерархии души и тела.

Согласно Священному Писанию значение телесности человека очень высоко. Апостол Павел прямо называет человеческое тело храмом Святого Духа. Для воссоздания этого храма тело должно занять определенное ему Богом положение — стать оболочкой души, соответствующей ее внутреннему содержанию, тесно связанным с ее желаниями, переживаниями и устремлениями, вместо того, чтобы диктовать душе эти желания. Видение тела как храма Святого Духа является результатом любого аскетического делания, в частности — воздержания и поста.

Воздержание — это та добродетель, которую святые отцы противопоставляют страсти чревообъядения. Человек, вставший на путь этой добродетели, вовсе не должен воздерживаться от всего, что ему приятно, что приносит ему радость. Он должен воздерживаться от того, что калечит его душу. Что унижает ее, обесценивает и в конечном счете губит. Само по себе употребление пищи животного происхождения и даже алкоголя не является чем-то греховным. Смысл не в отказе от определенной пищи, а в отказе следовать неразумному, но властному требованию плотских желаний. Воздержание — это проявление победы над владычеством плоти.

Церковный пост является одной из составных частей практики обретения добродетели. Разделяют духовный и телесный посты.

Пост духовный, внутренний, заключается в воздержании от слов и мыслей, отвлекающих от молитвы и внимания к своему внутреннему миру. От пустых развлечений, от осуждения, от мысленных диалогов и фантазий, которыми наполнена голова всякого человека в его обычном состоянии.

Пост телесный — это пост пищевой. Для людей, живущих в миру, обычно он бывает двух «уровней» — строгий и нестрогий. Если нестрогий пост предполагает отказ только от мясной, молочной пищи и яиц, то строгий добавляет в этот перечень еще и рыбу. Растительное масло обычно разрешается при посте любой строгости.

Духовный и телесный посты тесно связаны, оба они являются внутренним деланием, совершаемым одновременно. Духовный пост без телесного не принесет ощутимого плода, невозможного в условиях диктата плоти. Телесный пост в отрыве от духовного превращается в малопонятную диету с мелочным разбором гастрономических запретов.

Важным принципом воздержания и поста является соблюдение меры. Воздерживаться человек должен от того, от чего он может воздержаться, нельзя ставить перед собою сверхзадач, превышающих разумную оценку сил, иначе, когда эти задачи окажутся невыполненными, вся добродетель покажется недостижимой. Телесный пост не должен приводить человека в изможденное состояние, вредить его здоровью. Тем более, если по состоянию здоровья пост оказывается невозможен, стоит ограничиться постом духовным, на него перенести основные усилия. По словам святых отцов, мера поста определяется необходимостью в поддержании сил с одной стороны и судом совести человека с другой. Во время приема пищи святые отцы советуют есть не досыта, чуть-чуть не доедать. Во всяком случае, не переедать, чтобы ум сохранял живость, а тело — способность к активным действиям. Известна святоотеческая мысль: «есть надо столько, чтобы после еды хотелось молиться».

Пищевой пост обнаруживает волю человека к духовной жизни, но он не должен становится самоцелью. Пост ради поста не приближает человека ни к Богу, ни к самому человеку. Создавая видимость духовной жизни, он оставляет жизнь по-прежнему плотской, только построенной на несколько ином принципе. Если воздержание и пост становятся самоцелью, они ведут лишь к самолюбованию, ничего принципиально не меняя в иерархии души и тела — тело по-прежнему довлеет над душой, просто требует других физиологических ощущений. Мнимое самосовершенствование, основанное на мнимом самоконтроле.

Назначение христианского поста — высвободить духовные силы человека, позволить ему сосредоточить внимание на внутреннем делании — на покаянии и молитве. На познании самого себя, на исправлении своей жизни и на познании Бога. Только в связи с покаянной работой пост обретает свой подлинный смысл и значение. Осознавая свое состояние, принося покаяние в том, чего раньше не замечал, и что с такой отчетливостью проступает перед его внутренним взором, человек становится на путь изменения. Из покаянного чувства рождается молитва. Принеся Богу жертву сокрушенного духа, человек начинает острее ощущать необходимость в присутствии «Единого на потребу» в его жизни. Душа человека подобно почве разрыхляется и удобряется, готовясь принять в себя семена Вечной Жизни.
Источник: протоиерей Владислав Свешников, «Очерки христианской этики»
Иллюстрация: «Монах-тайноядец», картина в афонском монастыре Дохиар